Статьи

Гарри КРАСИЛЬНИКОФФ
Российский оружейный журнал "Ружье" № 3-2012.

По следам Новотного

Посвящается памяти Васильева А.А.

...Писать о доступном оружии в оружейном журнале это то же самое, что писать в мужском журнале исключительно о доступных женщинах, причем приводя их сравнительное тестирование и прилагая список телефонов. Конечно, в мужском журнале могут быть и телефоны доступных дам, но только в разделе частных объявлений и мелким шрифтом.

Интерес к оружию невозможно возбудить описанием рабочего оружия, которое можно просто так пойти и купить. Пример - японский журнал Gun, который пишет почти исключительно о том, что японцы не могут купить при всем желании.

Нельзя писать о том, что не является предметом твоей страсти. Не возбуждает – не пиши, отрыжка никому не нужна.

Из трактата «Бабы». 20.03.2010, Главный редактор журнала "РУЖЬЕ' Александр Васильев


– Кто такой Новотный, кто-нибудь знает?

– Да, вроде был такой мастер, вначале работал в Вене, а потом он, или его сын в Праге делал ружья. Кажись Сабанеев или Гиляровский еще писал, что ружья Новотного красивые, но слабые и хлипкие. Ну, в общем, обычный переделанный бельгиец.

Примерно, такого содержания переписку на Ганзе я вспомнил, держа в руках капсульную дульнозарядную двустволку с надписью золотом на стволе «Mathias Nowotny in Wien».

По воле случая я оказался на вечеринке, посвященной охоте, в которой участвовал мой знакомый Огюст, владелец небольшого оружейного магазина, охотник и страстный коллекционер старинного оружия. На саму охоту, не имея разрешения и не являясь членом охотничьего клуба, я попасть не смог. Но вечером, все кто хотел отпраздновать событие, как всегда собрались в пивном баре, служащим местом сбора членов клуба. Атмосфера посиделок бельгийских охотников абсолютно напоминает атмосферу наших российских сборищ. И вполне был бы уместен на стене плакат, висевший когда-то на стене одного охотобщества «Веришь, не веришь, а рассказывать не мешай».

И тут-то я смог, пока не завертелся дым коромыслом, поближе познакомиться с произведением мастера Новотного.

Внешне оружие выглядело как классическое двуствольное дробовое ружье с капсюльными замками, врезанными в шейку. Общая длина составляет 1150 мм, длина ствола 740 мм, вес 3.800 г. Такая конструкция охотничьих ружей была широко распространена с первой трети 19 века. Оружие предназначалось для охоты дробью на некрупную дичь. Стволы из Дамаска, достаточно мощные в казенной части, постепенно утончающиеся к дульному срезу, что хорошо влияет на баланс. Диаметр обеих стволов одинаков и равен 19,6 мм.

Приклад выполнен в классическом английском стиле, завершен стальным затыльником. Ружье декорировано травленым орнаментом.

По бокам ложи врезаны замки с изображением охотничьих собак, стальная спусковая скоба также украшена сценой: гончая в погоне за зайцем.

Ствольное гнездо с длинным хвостовиком, украшено растительным орнаментом и фигурой сидящего охотника с ружьем. Для меня всегда очень увлекательное занятие – рассматривать отделку ружей, так как декор несет информацию о прошедшей эпохе. Каждый сможет найти в них что-то свое: любители собак могут увидеть знакомые породы, модельеры рассмотреть одежду, охотники вооружение и т.д. Там же на хвостовике имеется гербовой щиток с инициалами «FR» под семилучевои короной.

По мнению специалистов, такая корона соответствовала баронскому титулу.

Определить имя заказчика – задача часто не выполнимая, так один крупный коллекционер рассказал, что у него есть 140 предметов с монограммой владельца, и только в одном случае, он смог идентифицировать заказчика, и то с грустью сказал он, это был не Геринг...

В целом этот экземпляр произвел хорошее впечатление и к тому же удача, сопутствующая Огюсту на охоте, породили первые сомнения в оценке, данной уважаемым Сабанеевым.

На следующий день, предварительно «погуглив» в интернете и практически не найдя никакой информации о Матиасе Новотном, я попросил Огюста отдуплетиться хотя бы пару раз из ружья, по листам бумаги 40x40 см на дистанции 35 шагов, в его тире. Конечно, под рукой не оказалось ни стодольной мишени, ни сухих сосновых досок для проверки резкости боя, ни каких бы, то ни было других приборов, сопровождающих обычно тестовые стрельбы. Но, тем, не менее, результаты не расстроили, а скорее приятно удивили. Огюст использовал дробь близкую к нашей семерке, и 5,5 грамм швейцарского пороха №2.

Хотя они вполне были ожидаемы и хорошо в свое время были описаны у Бутурлина (Конечно, Бутурлин не отстреливал именно ружье Новотного, но шомполки Лепажа и Мортимера присутствовали.)

Двойник?

Да, возвращаясь к «всемирной паутине», удалось найти буквально пару строк про Матиаса Новотного. Родом из Литомержице, участие в выставке 1829 года, в 1838 году переезд в Вену, в 1856 году совершает самоубийство, и вдова продает дело Йозефу Шпрингеру, который, добивается звания «Оружейник Императорского двора». Ну что же, вроде более менее все логично и красиво. Но первое сомнение появилось не совсем осознанно, если в 29 году участвовал в выставке, то был уже не мальчик, а вполне состоявшийся мастер, тогда в 56-ом в год смерти, мастеру было уже давно за пятьдесят. Или надо дожить до этого возраста, или мужики тогда были круче нынешних не только на охоте, но стреляться в таком возрасте пусть даже из-за высокой любви, по современным меркам непривычно.

Но существует фирма Шпрингера, которая является как бы продолжателем дела Новотного, и сам Йохан Шпрингер не стеснялся писать об этом вначале карьеры. Я попытался сделать запрос, благо на сайте фирмы есть контакты русскоязычных работников, но сложилось впечатление, что имя Матиаса Новотного, принявшего когда-то Шпрингера в свою семью, стараются забыть. По крайней мере, ни одного упоминания на официальном сайте и отсутствие ответа на мои запросы заставляют так думать.

Еще одно упоминание, что Матиас (Матей имя по чешски) Новотный умер в 1863 году в родном городе Литомержице в окружении любимой семьи, просто взорвало мозг: как может один и тот же человек, покончить собой в Вене, а через семь лет спокойно умереть в другом месте? Стало понятно, что надо при первой возможности отправляться в Чехию и постараться прояснить этот вопрос на месте. Конечно, мне, как и большинству российских обывателей, в свое время было знакомо только одно имя оружейного мастера, да и то в объеме знаменитой строки из школьной программы «стволы Лепажа роковые». И большим потрясением, стала встреча с книгой «Кто есть кто, среди Французских оружейников», где упоминается более 22000 имен только мастеров из Франции. Поэтому наличие в Чехии нескольких сортов неплохого пива и «вепрева колена», могло послужить неплохим утешением в случае неудачи в поисках следов Новотного.

Внимание, розыск!

Конечно, затея выглядела абсолютно дилетанской, но кто в детстве не мечтал стать сыщиком, и, кстати, Трою раскопал, полный дилетант Шлиман, как считали настоящие археологи. По прилету в Прагу, я первым делом отправился в магазин на улице Оплеталова, расположенный в центре и торгующий аксессуарами и оружием на черном порохе, или «чарном прахе», как говорят местные.

Адрес удалось, узнать на сайте итальянской фабрики D.Pedersoli - www.davide-pedersoli.com, чья продукция широко представлена в этом магазине. Во время покупки нужных мне аксессуаров я спросил мнение продавца об изделиях производства D.Pedersoli, чья цена несколько превосходила аналогичные изделия других фирм, таких как Ardesa Firearms или A.Uberti Firearms. Продавец пан Иржи, ответил: стоит дороже, но качество лучше, да и вообще стрельба «чарным прахом» удовольствие недешевое.

Надо сказать, что с кем бы я не общался, кто имеет какое-либо отношение к дульнозарядному оружию в Чехии, все поголовно постреливают из своих любимых «девай- сов», благо у них, как и в большинстве стран Европы, это легально и доступно. Причем как из реплик, так и из оригинального оружия. Немного отходя от темы, хотелось заметить, что в Чехии можно, свободно купить любое оружие до 1890 года выпуска.

С большим удовольствием и не меньшим душевным расстройством, подержал в руках револьвер Гассера за 30000 крон, что примерно 1200 евро (без торга), и карабин Винчестера 1890 за 2 500 евро.

Современные одноствольные реплики также продаются свободно, а для приобретения реплик револьверов нужна лицензия. И по поводу покупки антиквариата, хотелось бы предостеречь любителей, что кроме неизбежных трудностей при ввозе, на Родине, чешская таможня может потребовать справку из музея на вещи старше 50 лет. Для получения такой справки может понадобиться время от 2-3 дней до месяца. Одно из решений этой проблемы, - возвращение через Мюнхен. У немцев на чемпионате Европы по футболу, мы, слава Богу, не выигрывали, и они, наверное, поэтому к нам относятся гораздо лучше братьев-славян. Со слов пана Иржи, в Чехии не было ни одного случая криминала с антикварным оружием, а вот с репликой был один, с сожалением заключил он.

На мой вопрос о Новотном, он спокойно ответил, что его точный адрес он не помнит, но может позвонить другу, который в прошлом году ремонтировал у него ружье. С трудом вставив обратно выпавшую челюсть, я наконец, догадался достать фотографии ружья и объяснил, о каком Новотном идет речь. Не менее спокойно пан Иржи, ответил, что именно про этого мастера он ничего не знает, и вообще Новотных в Чехии, как Ивановых в России или Педро в Бразилии.

Вечером, придя в себя за бокалом темного Козела, на салфетке был начертан безусловно гениальный план дальнейших действий: Литомержице (откуда родом мастер) – замок Конопиште (где хранится одна из больших коллекций ружей эрцгерцога Фердинанда) – Вена (фирма Шпрингера, музей оружия в дворце Хофбург и венский Арсенал).

Попав в город Литомержице, я совершил пешеходную прогулку по центру, пытаясь представить, что и как здесь было более 150 лет назад. Благо, хорошее отношение к собственной истории у чехов, очевидно в крови, и прогулка доставила удовольствие, но ни на шаг не приблизила к цели моего путешествия. Посещение областного музея, к сожалению, также ничего не добавило к скудным знаниям. Надо заметить, что мне хронически не везло с музейными работниками: те, с кем удалось поговорить, знали все и обо всем, но ничего о Матиасе Новотном. Поэтому, с надеждой, я устремился в Вену, запланировав остановку в замке Конопиште.

Уникальность замка заключается в том, что в нем, возможно, хранится самая большая в Европе коллекция охотничьего оружия, принадлежавшая в свое время наследнику императорского престола Францу Фердинанду д'Эсте, погибшему в Сараево от руки сербского студента – анархиста Гаврилы Принципа, что послужило причиной причиной Первой мировой войны. И действительно, такого количества и качества колесцового оружия я никогда и нигде не видел. Просто что бы осмотреть все экспонаты не хватит и целого дня, а время экскурсии, к тому же групповой, сильно ограничено. Можно было договориться об индивидуальной экскурсии, но предварительный разговор с научными работниками, опять ничего не добавил к теме моего поиска. Можно было бы загрустить от такой безнадеги: информации нет, пиво ограниченно гомеопатическими дозами из-за пребывания за рулем арендованного авто... Но впереди нас ждала красавица-Вена!

В Вене я был впервые и, не смотря на частые командировки и отдых в Европе, этот город меня поразил. По моим ощущениям, Вена напоминает столицы всех европейских государств и в тоже время всех их превосходит своим величием и великолепием. И это величие, совершенно не давит, а создает какое-то радостное настроение. Вряд ли А.С. Пушкин, смог бы написать здесь «Медного всадника», да и Моцарт покинул Вену и отправился в Прагу, что бы сотворить незабываемого «Дон Жуана», с мрачным финалом. Позже, на премьере оперы в Вене, Моцарт отказался повторить финал, который был показан в Праге.

За пару дней до моего приезда в Вену, мой знакомый посетил дом Шпрингера по своим делам, и я попросил его навести справки по интересующему меня вопросу. Благо у него, уже был опыт общения с менеджерами дома. Но и ему не удалось продвинуться ни на шаг в нужном мне направлении. На его вопрос господа консультанты ответить не смогли, а главу фирмы рекомендовали по таким пустякам не беспокоить. Дни моего пребывания в Вене выпали на выходные, и многие магазины не работают или закрываются очень рано. И я, честно в этом признаюсь, субботнее утро посвятил походу на знаменитый блошиный рынок Нашмаркт. Венский рынок, безусловно, уступает Парижскому в размахе, но по-своему хорош. Купил фигурку из Мейссенского фарфора за целых 60 евро, – « настоящий антик», клялся продавец, упоминая всуе и аллаха, и Будду и папу Римского, для пущей достоверности. После этого, пройдясь вдоль дверей закрытых антикварных магазинов в квартале Дорротеум, устремился во дворец Хофбург, где хранится коллекция личного оружия последнего императора Франца Йозефа.

Потрясающей красоты рыцарские доспехи на некоторое время отвлекли меня от залов с огнестрельным оружием. Отличная сохранность, разнообразие и большое количество образцов дало ответы на часть моих вопросов. Действительно, рост большинства людей в то время был ниже среднего, но одновременно попадались и доспехи внушительных размеров, рядом с которыми и мне с моим ростом 180см, было немного неуютно. И еще: несмотря на тяжесть лат конных рыцарей, они должны были готовы сражаться и в пешем бою. Возможно, предки наши были и малы ростом, но сила духа у них была на высоте. Впрочем, мои предки, кажись, были крестьяне...

Так вот чуть ли не в последней витрине я, наконец, увидел, ружье Матиаса Новотного. Ружье с инновационной для того времени, системой заряжания.

Наличие в музее изделия Новотного и отсутствие оружия Шпрингера, не позволяет делать однозначных выводов, но позднее я нашел подтверждение того, что уже сам Матиас Новотный из Вены, получил звание оружейника императорского двора. В этом музее мне опять не удалось пообщаться с музейными работниками, что впрочем, вполне может послужить поводом для возвращения сюда еще раз.

Следующий день в Вене, прошел под знаком Венского арсенала. Во дворце, язык не поворачивается, назвать это сооружение просто зданием, собрана опять же громадная коллекция военного оружия. К сожалению моему, именно военного, и ни одного охотничьего ружья. Но этот «недостаток» тут же забылся при виде великолепных экземпляров вооружения от Средних веков, практически до нашего времени. По масштабам Венский арсенал, как мне показалось, не сильно уступает Брюссельскому музею армии.

Но основная идея поисков была скорее мертва, чем жива. Но, как говорится новичкам (или дурачкам) везет: по возвращению в Прагу, я зашел в небольшой антикварный магазин, торгующий оружием. И здесь, в отличие от множества других мест, которые я посетил прежде, хозяин оказался не просто знаток, а именно официальный эксперт по антикварному оружию! Зовут его Милан Харак, он является не только автором множества публикаций о старом оружии, но и просто увлеченным человеком. Он то и смог мне прояснить ситуацию с Матиасом Новотным.

Оставшиеся два дня я к своему удовольствию и с полного согласия Милана, провел в его магазине.

Вот собственно вольный пересказ, чешского специалиста о Матиасе Новотном:

Еще лет тридцать-сорок назад, действительно считалось, что Матиас Новотный родом из Литомержец, в свое время переехал в Вену, где и основал свою мастерскую и стал мастером императорского двора. Но еще в 1975 году, в журнале «Стрелецкое ревю» чешский специалист по оружию Владимир Долинек, в своей публикации «По стопам Новотного» (вот у кого я позаимствовал название своей статьи), впервые ставит вопросы о несоответствии некоторых фактов биографии Новотного. И спустя некоторое время стало ясно, что практически в один и тот же период начало – середина 19 века, жили и творили свои шедевры два мастера, и одного и другого звали Матиас по фамилии Новотны! Конечно, многое остается неизвестным, но сейчас чешские историки считают; что условно первый Матиас Новотный родился в 1783 г. в городке Поричане, недалеко от Праги женился и работал в Литомержице, создавал оружие, которое высоко ценилось у знати. В 1818 и 1821 годах у него рождаются сыновья, и один из них по имени Йозеф, становится первоклассным оружейником. Матиас из Литомержец участвует в Пражской промышленной выставке 1829 года, где его работа капсюльное ружье отмечена бронзовой медалью. Серебряную медаль получил А.В.Лебеда, также за капсюльное ружье. Капсюльная система воспламенения в то время, была еще в новинку. Так в 1825 году французские предприниматели Louis Sellier и Nicolaus Bellot, основали в Жижкове предприятие, по производству медных капсюлей, которое начало работать в 1828 году. Вот лишь некоторые фрагменты работ Новотного из Литомержице.

А вот что можно отнести к следам «второго Матиаса»:

В 1823-1825 году в арсенале городка Йозефов (учтем, что это в 13 км от города Карлов Градец) у мастера Карла Хопфа, появляется ученик по имени Матиас Новотны. Дата рождения «второго» Матиаса пока неизвестна, но осмелюсь предположить, что учиться тогда начинали рано, и наверное ученику было лет 10-13. В 30 годах 19 столетия в городе Чешски Брод (недалеко из от Праги, появляется оружейник по имени Матиас Новотны. А уже потом в Википедии, находим, что в 1838г, в Вену из города Карлов Граде ц приезжает оружейник Матиас Новотны, который в 1849 году по восшествии на престол императора Франца Иосифа, становится придворным оружейным поставщиком. Жизнь мастера, прервал выстрел из оружия, которому Матиас Новотный из Вены и посвятил всего себя. Причины самоубийства по легенде скрыты, в неком любовном треугольнике, из которого мастер не нашел выхода. Но было ли так, на самом деле, и была ли прекрасная незнакомка и удачливый соперник, мы наверное никогда не узнаем.

Дело Матиаса Новотного продолжил Иосиф Шпрингер в Вене, и Ян Новотный в Праге. Ян Новотный, по некоторым данным, был дядей и учеником Новотного (а не только А.В.Лебеды) из Вены, но это уже другая история.

Надо ли говорить, что имя Ян Новотный, носили тоже два мастера и почти в одно и тоже время.

Я, кстати, не нашел ни у Сабанеева Л.П., ни у Гиляровского упоминания о Новотном, а вот у Бутурлина С.А. есть буквально, следующее: Превосходное штучное оружие изготовлял Лебеда в Праге; существующая же ныне фирма его преемника Новотного, изготовляющая оружие разных разборов, отдает, пожалуй, более внимания внешним, чем рабочим качествам ружья.

Ну, это ведь, не про нашего Новотного написано. Оружия, сделанного Матиасом Новотным, в нашей стране официально, очень мало: В Эрмитаже хранится тировый пистолет и детская тировая винтовка. Да, в прошлом году на аукционе «Гелос» продавалось ружье мастера из Вены. В Чехии же, в собраниях некоторых замков, представлено несколько образцов оружия, созданного Новотными.

Автор просит считать, данную статью не догмой, а лишь поводом для обсуждения и следующих исследований в области история оружия. Может быть, этим и привлекательно старинное оружие, что никогда не знаешь, какой пласт истории, оно в себе скрывает. Сколько не изучай, не рассматривай его в увеличительное стекло, оно всегда будет таить в себе тайну, магию и энергетику наших предков.

Добавлено: 10.09.2012
Вернуться