Россия

Нагрудные должностные знаки


Императорский период России
(до 1917 года)


Как уже отмечалось, для охраны охотничьих угодий, отыскания глухариных и тетеревиных токов, медвежьих берлог, основных мест обитания лосей и кабанов, оказания помощи в организации облавных охот существовали должности, прежде всего, егерей, объездчиков, лесных сторожей, а иногда еще и обходчиков. Обычно их нанимали из крестьян соседних деревень, хорошо знающих особенности данной местности. Эти должности имелись при частных владениях и казенных дачах, арендуемых обществами у разных ведомств на сезон охоты или длительный период.

Например, по сообщению С. И. Романова (1877), МОО, арендуя угодья, обязано было иметь при них распорядителя охот, егерей, лесников, сторожей и обходчиков, количество которых зависело от средств общества.

По поручению распорядителя охот егеря должны объезжать все дачи, принадлежащие обществу, наблюдать за дичью, принимать меры по ее сохранению, перед каждой облавой проверять наличие зверей в окладе и расставлять загонщиков. В обязательном порядке всем им следовало присутствовать на облавных охотах.

Задача лесников при МОО заключалась в основном в охране лесных массивов от порубок и пожаров, в установлении пограничных столбов по периметру обхода и в расчистке лесных дорог от кустарников.

Арендуемые территории были поделены на участки, которые закреплялись за сторожами. В их обязанность входило наблюдение за тем, чтобы никто, кроме членов общества, в этих угодьях не охотился и, в случае поимки посторонних лиц, взимать с них штраф в пользу данной организации в размере 25 р. Кроме того, они должны были отыскивать и уничтожать выставленные на животных обнаруженные силки и капканы, стараться отыскать их владельцев и «доносить о таковых хозяину участка или в вотчинную контору».

Обходчикам следовало по поручению распорядителя охот «обходить» зверя, наблюдать, чтобы он никем не был стронут с места, а на облавах становиться в группу загонщиков и руководить ими.

При исполнении служебных обязанностей обозначенным выше лицам полагалось иметь нагрудные должностные знаки, которые в большинстве случаев пришивались к верхней одежде. Заметно реже они имели винтовое крепление или заколку. Должностные знаки, часто уменьшенного размера с яркой разноцветной эмалью, продолжали носить на груди егеря, лесники, объездчики и в постимперский период.

По имеющимся данным (Калмыков, 1998), впервые решением проблемы охраны лесов в России занялся Петр I, который приказом в лесных законах 1701 г. предписывал учитывать площадь и состояние лесов во всех губерниях, а позднее, в 1718 г., создать специальную лесную контору. Ее служащие были обязаны по специальным разрешениям отпускать лес на разные нужды и проводить мероприятия по его охране и восстановлению. В дальнейшем в течение длительного периода этими вопросами ведали с 1798 г. Лесной департамент, а с 1947 г. Министерство лесного хозяйства и некоторые другие организации.

Считается, что начало «правильного» ведения лесного хозяйства относится к 50-м гг. XIX столетия, когда в губерниях России были созданы лесничества. Во главе их стояли лесничие. Им подчинялись объездчики, которым придавались лесные сторожа (их также называли полесовщиками или лесниками). Они должны были жить на охраняемом участке леса, в лесных сторожках, которые позднее стали называть кордонами.

Казенные леса сторожа и объездчики оберегали с особой тщательностью. В них сторонним лицам запрещалось охотиться без специального разрешения, собирать грибы, ягоды и валежник. Каждый сторож имел свой обход. Те угодья, которые находились ближе к деревне, охранять было труднее, чем дальние. Поэтому они были меньшего размера — до 10 кварталов (в одном квартале —100 га). Дальние обходы находились в глубине массива, т. е. вдали от населенных пунктов. В эти места было проникнуть труднее, и их площадь составляла от 20 до 30 кварталов.

В конце XIX — начале XX в. лесная охрана для самообороны вооружалась рассверленными под гладкий ствол малых калибров русскими «трехлинейками» и трофейными японскими или немецкими винтовками. Она имела право употреблять огнестрельное оружие в следующих случаях: по приказу лесничего, при поимке нарушителей, по просьбе полиции и при самообороне. Полная экипировка лесника должна была включать кроме ружья и ножа лопату, топор, сумку с документами и должностной знак. Причем лопату и топор в сухой летний сезон на случай пожара следовало носить постоянно.

Строгая организация охраны казенных лесов практиковалась в России с давних времен. Так, Указ о лесной страже, опубликованный в 1832 г., свидетельствует о том, что в лесных массивах должны выделяться объезды и обходы. За первый отвечал конный лесной объездчик, назначаемый из отставных военных нижних чинов. Ему подчинялись лесные сторожа (обходчики), отвечавшие за участки леса для пешей охраны. Объездчики и лесные сторожа назначались губернскими лесничими из лиц всех сословий, но не моложе 21 года и по возможности грамотные.

Обычно объездчик охранял вверенный ему объезд. Он должен был знать и охранять его границы, следить за лесниками, учитывать и проверять лесные заготовки, пресекать незаконные рубки леса, выкашивание травы и выпас скота. Объездчик и лесник представляли устные донесения лесничему.

Лесной сторож или лесник охранял выделенный обход. Ему следовало хорошо знать границы своего обхода, тщательно охранять его от захвата соседями, перенесения межи и пожаров, разрешать рубку леса только по билету с подписью лесничего, строго соблюдать порядок пользования лесом и ресурсами дичи в угодьях. О нарушениях следовало доносить объездчику или лесничему.

Объездчики и лесники обязывались оповещать земскую полицию о возникших пожарах и оказывать ей помощь в поимке преступников, 120 скрывавшихся в лесах. Объездчик должен был за счет заработной платы содержать верховую лошадь. Он имел нагрудный знак из латуни с государственным гербом и надписью «казенный лесной объездчикъ», а лесник — нагрудный знак с надписью «казенный лесникъ». Эти знаки имели овальную форму с крупной соответствующей надписью по кругу и чеканной рамкой, в которой указывали номер охраняемого объезда или обхода. В верхней части овала ставился государственный герб. Все работники лесной стражи освобождались от исполнения натуральных мирских и рекрутских повинностей, а в случае увечья получали денежные пособия (Энциклопедия лесного хозяйства, 2006).

В частных лесных владениях также имелась лесная стража, построенная по тому же принципу, что и казенная. Лесная стража просуществовала до 1917 г. Некоторые из указанных должностей, например лесничий, лесник или егерь, существуют и в настоящее время.


Постимперский период России
(1917 г. — середина XX в.)


Тяжелая экономическая обстановка, вызванная гражданской войной, привела к заметному истощению природных ресурсов страны, а их эксплуатация носила стихийный характер. Поэтому декреты нового правительства об охоте за 1919 и 1920 гг., которые предусматривали меры по установлению и развитию охотничьего хозяйства, запрет на добычу редких животных и упорядочение использования охотничьего оружия, оказались своевременными.

В эти годы много внимания уделялось и увеличению зон заповедного режима. Достаточно сказать, что во времена императорского правления на территории России существовало только четыре государственных заповедника. Два из них (Лагодехский — в Грузии и Мурицеа-ла — в Лифляндии) были образованы в 1912 г., а еще два (Баргузинский и Кедровая Падь — в Прибайкалье и Приморье) — в 1916 г. В то же время, несмотря на разруху и голод, за короткий период 1919-1928 гг. в стране удалось создать еще 15 заповедников, и среди них такие широко известные эталоны дикой природы, как Астраханский, Кавказский, Воронежский, Ильменский и Черноморский.

В дальнейшем заповедное дело продолжало активно развиваться и завоевывать должное признание в мировом сообществе. Только за последующие 10 лет (1929-1938) на территории страны было образовано еще 25 государственных заповедников, которые до настоящего времени являются не только природоохранными, но и научно-иссле-довательскими, а также эколого-просветительными организациями. Заповедники, как и другие формы охраняемых природных территорий, сыграли важную роль в деле восстановления и сохранения запасов выхухоли, соболя, бобра, калана, зубра, лося, сайгака, пятнистого оленя и многих других диких животных. К сожалению, с 90-х гг. XX столетия заповедное дело в России переживает серьезные финансовые и организационные трудности, которые ограничивают и препятствуют его нормальной деятельности и функционированию.

Энергичные и решительные действия, направленные в 20-50-х гг. на развитие и обустройство охотничьего хозяйства, охрану диких животных и мест их обитания, способствовали увеличению в разных регионах численности промысловых птиц и зверей, поддержанию устойчивости состояния их группировок. На этой основе охотничья отрасль в обозначенный период стала важным компонентом народного хозяйства страны и во многих районах Севера и Сибири оставалась основным источником дохода населения.

В 1940 г. для сохранения запасов дичи и дальнейшего развития охотничьего хозяйства в стране начали создавать республиканские государственные охотничьи инспекции (ГОИ) и Всесоюзное объединение «Заготживсырье Комзага СССР». Однако начавшаяся вскоре война не позволила быстро и в полной мере осуществить необходимые преобразования в охотничьей отрасли. Тем не менее уже в конце войны, и особенно в послевоенные годы, ГОИ делали все возможное для восстановления разрушенного охотничьего хозяйства нашей страны, увеличения заготовок пушнины и дикой мясо-дичной продукции. В это трудное время они организовывали работы по расселению в угодьях и охране хозяйственно ценных животных, активно вели борьбу с браконьерством и поголовьем волков, численность которых после войны, особенно в европейской части России, стала очень высокой.

В 1955 г. при очередной реорганизации было учреждено Главное управление охотничьего хозяйства и заповедников при Совете министров страны (Главохота), а объединение «Заготживсырье» в 1956 г. ликвидировано, и функции заготовок пушнины и мяса диких животных переданы Центросоюзу СССР. В эти же годы приняли и ряд постановлений в области охотничьего хозяйства: «Об улучшении снабжения охотников ружьями, боеприпасами и охотничьими принадлежностями» (1953), «О мерах по обеспечению выполнения плана закупок боровой дичи» (1953), «О плане заготовок пушнины и мехового сырья» (1955) и др. Укреплению союза охотников России способствовало постановление Совмина РСФСР (1958), один из вопросов которого был посвящен организации Союза обществ охотников РФ (Росохотсоюз). Позднее, в 1962 г., его переименовали в «Росохот-рыболовсоюз» (Каледин, 2010).

Необходимо отметить, что выполнение задач, возложенных на лесное и охотничье хозяйства, определялось не только активной деятельностью руководства этих отраслей, но и работой должностных лиц — егерей, охранников, лесников и объездчиков, которые становились рачительными хозяевами на своих участках, воспитывая у местного населения и приезжих охотников любовь и бережное отношение к природе. На них возлагались охрана леса и его обитателей от пожаров и браконьеров, выполнение биотехнических, хозяйственных и учетных работ. При исполнении служебных обязанностей должностным лицам, как и до 1917 г., полагалось носить форменную одежду с кокардой на головном уборе и нагрудным знаком, где указывался номер охраняемого участка, обхода или объезда.

В 1950 г. постановлением Совета министров СССР № 1181 от 22 марта всем ведомствам, имеющим лесные угодья, вменялось ввести для лиц службы охраны новую форменную одежду и новые должностные знаки. Вначале их пришивали к верхней одежде, а позднее крепили с помощью винта или заколки. Как сообщает Д. В. Кривцов (2008), в Министерстве Вооруженных сил СССР (1946-1950) первое время были учреждены два пришивных знака «Лесник МВС» и «Объездчик МВС». Затем, в том же 1950 г., произошло разделение МВС на Военное министерство СССР и Министерство Военно-морских сил СССР, вследствие чего на знаках первого появляется аббревиатура «ВМ», а второго — «ВМС». В марте 1953 г. эти организации были объединены в Министерство обороны СССР и на должностных знаках сокращенное наименование военных ведомств было заменено на «МО».