Россия

Россия — клеймение оружия

До последних лет XVII в. в России не было единой утвержденной системы клеймения оружия. В XVI-XVII столетиях все оружейные заводы выпускали в основном строевое армейское оружие. Строевое оружие изготовлялось также и в других определенных местах — в Московской оружейной палате, в Туле, среди казенных кузнецов и в крупных монастырских оружейных мастерских, таких, как Троицко-Сергиевская и Соловецкая оружейные палаты. Лишь при Петре I, в связи с реорганизацией всей военной системы государства, началось широкое развитие оружейной промышленности. Государственные оружейные заводу в России появляется в первой четверти XVIII столетия. Это заводы — Тульский, Ижевский, Липецкий, Олонецкий, Сестрорецкий и т. д. Раньше по времени и более обстоятельно клеймилось в России оружие строевое (холодное и огнестрельное), предназначавшееся для вооружения армии. Выпуск этого оружия возлагался на государственные предприятия и лишь в редких случаях заказы выполнялись частными фирмами в России и за границей. Введение мануфактурного способа производства дало возможность стандартизировать и производство оружия. Введение на заводах твердого разделения труда со специализацией отдельных рабочих по изготовлению деталей оружия позволило одновременно возложить ответственность за качество этих деталей на самих производителей.Именно для этой цели и были введены личные клейма. Помимо вооружения, предназначавшегося для снабжения войск, почти во всех этих центрах изготовлялось и так называемое охотничье, или парадное оружие. Но в основном производство охотничьего оружия было предоставлено частной инициативе мастеров, а в общегосударственном масштабе самим государством организовывалось очень слабо. Это были уже вещи не серийного изготовления, а штучные. Они обычно делались лучшими мастерами и предназначались для высокопоставленных лиц или продажи. На большинстве таких вещей имелись надписи с именем мастера (на Западе они обычно имели еще так называемое Цеховое клеймо и личное клеймо мастера). Охотничьи ружья на этих заводах изготовлялись в очень недостаточных количествах. Очень большое количество оружия выпускалось всевозможными кустарными мастерскими и фабриками и сборочными мастерскими. Последние работали на отечественных и иностранных полуфабрикатах. Производство это контролировалось специальными надзирателями, которых присылали из Москвы. На каждом изготовленном образце обычно ставилось изображение государственного герба — двуглавого орла, служившего государственным клеймом. Такие клейма, как правило, имеются на оружии, изготовленном в Московской оружейной палате. На оружии, которое было изготовлено в других местах, ставилось и местное клеймо (например есть клейма Соловецкой оружейной палаты и т. д. ).

Уже в начале XVIII в. известны ствольные заварщики, замочники, приборщики, ложевые мастера, станочники. Позднее получается еще более дробная специализация: в последней четверти XVIII в. насчитывалась 31 специальность. В это же время появляются и контрольные клейма на оружии — клейма мастеров-приемщиков. А на огнестрельном оружии русских заводов систематически встречаются надписи, свидетельствующие о том, что оно изготовлено на данном заводе: «Тула», «Olonez» (Олонецкий завод), «Susterbeck» (Сестрорецк), а несколько позже — «Ижевск» и год изготовления. Кроме того, на Тульском заводе, кроме надписи и даты, на стволах ставили букву Р — латинский инициал Петра I.

К концу XVIII столетия все чаще и чаще появляются клейма мастеров-оружейников и на охотничьих ружьях, изготовленных в Туле. Можно назвать таких прекрасных оружейников, как Иван Пушкин (80-е годы XVIII в. ); Иван Лялин — создатель прекрасного казнозарядного двуствольного кремневого ружья; Иван Полин — конструктор, создавший один из первых образцов многозарядного магазинного оружия. XIX столетие дает еще больше имен прославленных тульских мастеров охотничьего оружия. Следует упомянуть Крапивенцева, Петра, Николая и Ивана Гольтяковых, Ивана Фомина, Аверина и т. д. В качестве образцов клейм второй четверти XVIII в. можно привести, например, ружье 1743 г., на стволе которого имеется надпись: «Тула 1743 г. «, или оружие с надписью: «Тула 1745 г. «. Эти вещи неизвестных мастеров, и очень возможно, что они изготовля лись именно Тульским заводом. Некоторые образцы имеют и авторские надписи, например ружье Ивана Пушкина. На замочной доске этого ружья написано: «Аруженикъ», а на стволе — «Иван Пушкин». Можно также привести в пример упомянутое ружье И. Лялина, на казне стволов которого написано «Lialin».

В середине XIX столетия тульские оружейники, работавшие на дому или в своих мастерских, зачастую использовали для изготовления ружей черновые полуфабрикаты, полученные с государственного завода. В удостоверение доброкачественности этих деталей, главным образом стволов, испытанных заводской пробой, оружейники получали право ставить на их казне государственное клеймо — двуглавый орел. Это клеймо можно видеть на тульском охотничьем оружии до 1917 г. Примером такого наиболее раннего образца с клеймом завода могут служить ружья одного из лучших тульских мастеров 50-х годов XIX в. Петра Гольтякова, на казне которых имеется двуглавый орел, под ним буквы «П. Г. «, а на стволах надписи: «Петр Гольтяков в Туле». Все русские ружья, если они были со стволами иностранного происхождения, имели, кроме фирменной надписи, клейма и надписи ствольщиков и испытательные клейма соответствующей страны.

В дореволюционной России не было даже и подобия испытательной правительственной станции в истинном смысле этого слова. Оружие кустарного производства (теперь его также производится большое количество различными кустарными объединениями) поступало в продажу без надлежащего испытания, так как последнему подвергалась только продукция тульского оружейного завода на его заводской испытательной станции. Тульский завод имел свое клеймо, изображающее два крест накрест лежащие молотка. Кроме этого клейма, свидетельствующего о произведенной пробе, на тульских ружьях имеется заводское клеймо из букв — «И Т О 3» в овале. Клеймо этой же формы ставится заводом и теперь, только без буквы И — «Т О 3», что означает Тульский оружейный завод.

Самым крупным оружейным мастером в лучшем смысле этого слова по справедливости считался Ф. Малка, бывший подмастерье известного петербургского оружейника Гонно. Довольно много и до сих пор еще имеется ружей прекрасной работы И. А. Алешкина, Лардере, братьев Лежен, отчасти К. П. Маслова. Ружья этих мастеров выпускались с их фирменными надписями, со стволами чаще всего Кильби, Витворта, реже Сименса и Эксцельсиор Виттен. Уцелело также очень много ружей прекрасной работы известнейших варшавских мастеров-художников — Бекксра («беккеровки») и Яхимека. Часто встречаются ружья с фирменными надписями Р. Циглера и Я. И. Сосновского (тоже варшавские оружейники). В Риге славился своими, главным образом, штуцерами Бартельмейс и тройниками Никлас, в Одессе — А. Б. Иенч. Все эти мастера выпуекали охотничье оружие со своими фирменными надписями. Помимо таких мастеров, изготовлявших ружья почти целиком, работали сборщики в мастерских при принадлежащих им оружейных магазинах, выпускавшие ружья также под своей фирмой. Таковыми были И. И. Шенбрунер — в Москве, Онезорге — в Саратове, Пруш — в Ростове-на-Дону.

Ряд владельцев оружейных магазинов, например. И. П. Силин в Москве, Лардере в Петербурге и др., заказывали за границей ружья со своей фирмой и пускали их в таком виде в продажу. В большинстве случаев эти ружья были работы очень хороших мастеров. так, ружья выпущенные фирмой Н. П. Силина (надпись по-французски «N. Silm Armurier a Moscou»), были работы известного у нас бельгийца Стассарта, ученика француза Пирлэ.

По сведениям, приводимым С. А. Бутурлиным, в России накануне первой мировой войны ежегодно изготовлялось от 120 до 150 тысяч охотничьих ружей, что не обеспечивало всей потребности в спортивном и промысловом оружии. Вот почему примерно такое же количество ружей ежегодно ввозилось в то время из-за границы. Установить точно, сколько работало в России оружейников и оружейных мастерских, пока еще не представляется возможным, так как не обследован соответствующий архивный материал. Но с уверенностью можно утверждать, что большинство охотничьих ружей с середины и почти до конца XIX столетия изготовлялось помимо государственных оружейных заводов. Массовый выпуск охотничьего оружия государственными заводами, по-видимому, начался после 1870-1871 гг., когда произошло перевооружение нашей армии и вместо устаревших ружей систем Кранка и Бердан-1 на вооружение была принята винтовка системы Бердан-2. Оставшиеся без употребления винтовки системы Кранка, обладавшие довольно крупным калибром — 15, 24 мм, оказались прекрасным материалом для изготовления охотничьего оружия. Заводы и оружейные мастера, покупавшие их у казны, облегчали и опиливали ложу, рассверливали и иногда укорачивали ствол и выпускали большое количество одноствольных охотничьих ружей, которые пользовались очень широким спросом.

Отсутствие государственного подхода к этой важной проблеме приводило к самым отрицательным результатам Прежде всего это сказывалось на разрешении таких вопросов, как стандартизация оружия, единообразие калибров, систем и т.д. Каждый завод, каждый мастер-оружейник или сборочная мастерская работали на свой страх и риск. Они выпускали на рынок только те образцы, которые оказывались прежде всего выгодными в производстве, обеспечивали наиболее широкий сбыт и высокие прибыли. Ни о каком планировании не могло быть и речи. Также не было и систематической научной разработки типов охотничьего оружия. Специалистами-любителями, такими как автор книги «Современное дробовое охотничье оружие» (псевдоним «Гражданский инженер») В.П. Ивашенцев и профессор С.А. Бутурлин, делались попытки осмыслить процесс расчета и изготовления охотничьего оружия. Ими были выработаны весьма важные теоретические положения, но, поскольку эти работы велись не систематически и, что особенно важно, без единого плана, — результаты этих исследований, даже очень удачные, не приносили большой пользы. Точно такое же положение имели и вопросы испытания и клеймения оружия.

В отношении контрольных испытаний оружия и клеймения его в царской России дело обстояло следующим образом. Производившееся казенными заводами строевое огнестрельное оружие, изготовлявшееся по заказу казны, всегда привлекало к себе самое серьезное внимание. Естественно, что государство было заинтересовано в качестве этого оружия и в разные времена устанавливало определенные правила для его приема. Его производство находилось под тщательным контролем. Клеймению охотничьего оружия, предназначавшегося для удовлетворения личных нужд охотников, уделялось внимания гораздо меньше, и образцы его клейм не подвергались никакой стандартизации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.